Взгляд с другой стороны: Бой в Соловьях

7 июля XXXXI моторизованный корпус генерала Рейнхардта, в течение двух предыдущих дней силами двух танковых дивизий отбивавшийся от контратак 3-й танковой дивизии 1-го мехкорпуса, собравшись с силами, перешел в наступление в направлении Пскова и Порхова.

Вдоль шоссе Остров-Псков наступала немецкая 1-я танковая дивизия. Примерно в 15.00 7 июля, сломив сопротивление 468-го стрелкового полка 111-й стрелковой дивизии в районе Дуловки, боевая группа Весхоффен начала стремительное продвижение в сторону Пскова. Возникла реальная угроза захвата мостов через Черёху и Многу южнее Пскова и прорыва немцев в город с юга. Последствия были бы катастрофическими.

111-я (без одного полка) и 118-я стрелковые дивизии 41-го стрелкового корпуса находились на западном берегу Великой. Прорыв немцев в Псков означал бы их окружение, при прорыве из которого было бы необходимо с боем форсировать реку.

Необходимо было как-то остановить прорвавшихся немцев. Быстро выдвинуться на направление прорыва могли только танки. И как это постоянно случалось летом 1941 года, танкистам пришлось выручать пехоту.

В бой пошло всё, что было поблизости. В Черёхе в это время находился на днёвке сводный отряд 12-го мехкорпуса под командованием командира 23-й танковой дивизии полковника Т. С. Орленко.

12-й мехкорпус был расквартирован в Латвии, принимал участие в боях в Прибалтике с первых дней войны. В районе Пскова оказался по пути на переформирование в район Сольцов. Танки прошли своим ходом многие сотни километров, были изношены и требовали ремонта. В бой пошел сводный танковый батальон корпуса, два сводных стрелковых батальона двухротного состава 202-й моторизованной дивизии корпуса при поддержке оставшихся 12-и орудий 23-й танковой дивизии. Участвовал в бою и отряд танков 6-го танкового полка 3-й танковой дивизии.

Примерно в 18.00 разгорелся встречный танковый бой на перекрестке в деревне Соловьи. Несмотря на то, что этот бой был описан в статье в газете «Красная Звезда» в 1941 году, он не получил у нас широкой известности, как и многие другие подобные события лета 1941-го. А зря, он бы мог заслуженно занять почетное место в летописи войны.


На фото: Командирский танк Bef.Pz.Wg.III Ausf.E II02, и линейный Pz.III Ausf.G II03 штабной роты 2-го батальона 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии подъезжают к перекрестку в Соловьях. Бой в самом разгаре. Впереди горящие танки, дома. Слева в кадре горящий БТ-7, повернувший на перекрестке в сторону Туховика.

В западных же источниках бой широко известен, его описание не раз публиковалось в различных источниках. Вот, к примеру, его описание из «Истории 1-й танковой дивизии»:

«Вскоре разгорелся ожесточенный бой танков с танками. Около 17:00 от 1-го взвода 7-й роты 1-го танкового полка (лейтенант Фромме), находящегося в боевом охранении на северной стороне, поступило сообщение о вражеских танках, надвигающихся на перекресток. Находившийся там командир роты, гауптман фон Фалькенберг, увидел, как подбитый лейтенантом Фромме «Кристи» (танк БТ-7, — авт.) на полной скорости таранил танк Фромме «711». Следующий вражеский танк – так же».

Опустим «охотничий рассказ» о том, как лейтенант Фромме отмахивался шанцевым инструментом (топором) от наседавшего экипажа таранившего его танка.


На фото: Поворот перед перекрестком (со стороны Пскова), где разгорелся бой и где произошли тараны. Слева в канаве сбитый тараном Pz.III 712. Таранившему его танку БТ-7 взрывом боекомплекта сорвало башню.

«Вскоре после этого внезапно появились другие вражеские танки, которые, снова и снова сплошной чередой атакуя на высокой скорости, пытались пробиться мимо места тарана. При этом 6 танков были подбиты танком «700» (гауптман фон Фалькенберг), а прочие – 1-м взводом и подтянувшимся 2-м взводом 7-й роты (лейтенант Кёлер). […] Все контратаки русской пехоты, почти всегда при поддержке танков, были отбиты усиленным 2-м батальоном 1-го танкового полка (командир гауптман граф фон дер Шуленбург), поддержанным 2-м и 3-м дивизионами 73-го артполка, а также 611-м артиллерийским дивизионом.


На фото: По всей видимости место тарана танка Фромме. В пользу этого говорят сбитые запасные траки немца (на снимке лежат на дороге левее позирующего немецкого солдата). Судя по следам после тарана танк Фромме уполз вправо, где застрял на заболоченном лугу у кладбища. Подбитый БТ-7 скорее всего врезался в него потому, что мехвод был убит попаданием практически точно в смотровой прибор в люке. Командир и башенный стрелок покинули машину (башенные люки открыты), но им было не до драки с Фромме. Они горели. Танкист, лежащий на переднем плане, пытался скинуть с себя горящий комбинезон. В танке, который на снимке справа, в люке сгоревший механик-водитель, так и не сумевший покинуть горящую машину. Вечная память павшим за Родину.

Положение боевого охранения севернее Летово было непростым. Плотные клубы дыма от горящих танков совершенно перекрывали обзор. Сила вражеского огня постепенно нарастала. Люди усиленного 2-го батальона 1-го танкового полка не могли покинуть свои танки и бронеавтомобили, поскольку было едва ли возможно обнаружить засевших на минимальном расстоянии русских пехотинцев. По самому перекрестку велся, особенно вечером, мощный огонь артиллерии всех калибров. Командирский танк 7-й роты получил попадание снаряда вплотную к танку, его башню заклинило, и больше она не вращалась. Гауптман фон Фалькенберг пересел в танк «735», а его собственный танк «700» нужно было отводить в тыл».


На фото: У места второго тарана. На переднем плане сгоревший БТ-7. Башня развернута вправо, видимо он вел огонь по немцу, сбитому в канаву. Взрывом боекомплекта ему оторвало заднюю часть башни. Перед ним на дороге разбросаны его пулеметные диски. За ним БТ-7 без башни и немец 712, сбитый в канаву. Дальше на дороге стоит немецкий Pz.III Ausf.G, а дальше группа танков с предыдущего снимка.


На фото: Танк, стоящий позади таранившего Фромме. В люке сгоревший механик-водитель, так и не сумевший покинуть горящую машину. Вечная память павшим за Родину.

Не стоит удивляться столь высокой результативности немецких танкистов. Легкий танк БТ-7, на которых атаковали советские танкисты был достаточно легкой целью для немецких Pz.III, а вот 45-мм орудие «БТ-шки» брало немца с большим трудом. Единственным козырем была высокая скорость БТ-7, чем и пытались воспользоваться наши танкисты.


На фото: Позже танки, мешавшие движению по шоссе, убрали, опрокинув некоторые из них влево с дороги.


На фото: Позже танки, мешавшие движению по шоссе, убрали, опрокинув некоторые из них влево с дороги.


На фото: Позже танки, мешавшие движению по шоссе, убрали, опрокинув некоторые из них влево с дороги.

Немцы скромно умалчивают, что части танков удалось ворваться к немцам на позиции, ведь несколько из них была подбита в глубине немецкой обороны. Вот как доложил о результатах боя 12-й мехкорпус:

«В 16-17.00 противник внезапно прорвал фронт 111 сд, прикрывавшей Псковское направление, группа полк. Орленко атаковала противника, уничтожив 22 танка, 7-9 орудий ПТО и потеряв 12 танков продолжала сдерживать рубеж на р. Чёреха».


На фото: БТ-7, который снят горящим на первом снимке. Он дошел до перекрестка и повернул в сторону Туховика.


На фото: БТ-7, таранившая немца, с сорванной взрывом башней.


На фото: Позади БТ-7 с сорванной башней еще два танка БТ. У переднего на башенном люке знак воздушного опознания Белый крест, наносившийся на советскую бронетехнику в Прибалтике. Это, а так же то, что это танк с так называемой зенитной башней (круглый поворотный люк с турелью под пулемет, практически все танки БТ с зенитной башней были отгружены в Прибалтийский военный округ), позволяет предположить, что эта машина из состава 12 мехкорпуса (группы полковника Орленко).


На фото: Позже танк с оторванной частью башни с мостика отбуксировали вперед, впереди него еще один БТ-7, подбитый и упавший в канаву.

К сожалению нашим танкистам не удалось отправить в безвозвратные потери ни одного «панцера», поле боя осталось за немцами, они эвакуировали свои подбитые машины и отремонтировали их. Однако поставленная задача была выполнена. Немцы прекратили продвижение по шоссе Остров-Псков, а стали искать другие переправы через Черёху восточнее. В конечном итоге под их танком проломился шоссейный мост у Будника и они почти на сутки застряли там. Но это уже другая история. Немецкая 1-я танковая дивизия захватила аэродром и вышла не перекресток в Крестах в 21.00 8 июля 1941 года.

Михаил ТУХ, специально для Псковского агентства информации

Добавить комментарий